От редакции. Мусорная тема в России одна из самых востребованных. Миллионы добровольцев выходят на массовые уборки, крупные движения активистов настаивают на необходимости сортировки и переработки мусора. Однако остаются скептики, которые считают, что "в России много земли, поэтому можно устраивать свалки". Американский скептик Джон Тирни считает, что дело не только в земле, а в экономической целесообразности. Приводим его колонку в Нью-Йорк Таймс. 

 

Если вы живете в США, то скорее всего, вы так или иначе разделяете и утилизируете мусор. Например, выбираете бумагу, пластик, стекло и металл. Возможно, моете банки и бутылки, а остатки пищи сваливаете в компостный контейнер. Вы полагаете, что если правильно разложите все по корзинкам, то поможете своему городу и защите окружающей среды. Однако стоит ли тратить свое время на все это?

 

В 1996 году я написал длинную статью для The New York Times Magazine, утверждая, что существующая система переработки мусора слишком дорога, даже расточительна. Я представил доказательства своего утверждения, но защитники переработки просили не торопиться с выводами. Они уповали на то, что современные подходы к утилизации начали функционировать несколько лет назад и по прошествии некоторого времени станут проще и дешевле.  

 

Что же произошло с тех пор? Действительно, людей, вовлеченных в процесс разделения и переработки, стало больше. Однако на стыке экономической эффективности и пользы для окружающей среды мало что изменилось.

 

Несмотря на годы пропаганды и субсидий, сортировка мусора в большинстве случаев обходится муниципалитетам дороже, чем вывоз отходов на свалку. Цены на вторичное сырье упали из-за падения цен на нефть и снижения экспорта переработанных отходов. Упадок отрасли привел к отказу некоторых заводов от дальнейшего расширения или внедрения новых технологий переработки. Дошло до того, что один из ветеранов отрасли пытался подбодрить коллег статьей под названием "Рецикл не умер".

 

Политики заявляют все более амбициозные цели в отношении мусора, но сама система переработки стагнирует. Да, жители богатых районов Бруклина и Сан-Франциско поддерживают идею рецикла, но не столь состоятельные жители Бронкса и Хьюстона не жаждут сортировать мусор в свободное время. 

Будущее переработки выглядит еще хуже. Вне города резко возрастают расходы на переработку бумаги, металлов, стекла, пищевых отходов и пластмасс, а экологические выгоды снижаются или исчезают вовсе. 

 

"Попытка превратить мусор в золото стоит намного больше, чем ожидалось. Мы должны понять для себя: какова цель здесь," - высказывает свое мнение директор по управлению отходами крупнейшего переработчика бытового мусора в США Дэвид Штайнер.  

 

Благо от переработки вдалбливали людям с детского сада. В итоге, даже образованные граждане не могут оценить реальные выгоды от рецикла. Они вряд ли знают, что сократить эмиссию углерода в атмосферу действительно можно, сортируя бумаги и алюминиевые банки, но в этом деле не помогут пластиковые стаканчики из-под йогурта или недоеденный кусочек пиццы в компосте. Многие думают, что утилизация пластиковых бутылок сильно поможет планете. Их вдохновили призывы защитников природы: "сдавай пластик и уменьшай выбросы СО2".

 

Давайте сравним, насколько это действует? Например, для компенсации выброса СО2 от одного перелета эконом-классом туда-обратно из Нью-Йорка в Лондон потребуется переработать 40 тысяч бутылок. А полет в бизнес-классе, где каждый пассажир занимает больше места, способны компенсировать только более 100 тысяч утилизированных пластиковых бутылок. 

 

Скорее всего, вы не задумывались, что ополаскивание пластиковой бутылки перед тем как ее сдать, сводит на нет все ваши усилия по сокращению выбросов СО2. Вы тратите воду, для доставки которой в ваш дом потребовалось электроэнергия. В случае, если эта энергия была получена на угольной ТЭЦ, то мытье бутылки становится вреднее для окружающей среды, чем просто выбросить ее грязной.


Для многих государственных чиновников, переработка вопрос морали, а не анализа затрат и выгод. Мэр Де Блазио в Нью-Йорке заявил, что к 2030 году город вообще не будет отравлять мусор на свалки. Сиэтл и другие города также движутся в сторону политики "нулевых" отходов.

 

Всего в США процент перерабатываемых отходов вырос с 1990-х годов до 25%.  Один из ответственных чиновников отметил, что выгодно перерабатывать не более  35% мусора страны. Однако многие политики и чиновники игнорировали это предупреждение и говорили о 50% перерабатываемого мусора. Эти цели не были достигнуты и сейчас рецикл "топчется" у отметки 34%.

 

Одной из причин повального увлечения утилизацией стала боязнь, что не будет мест для свалок. Но проблема раздутая СМИ никогда в реальности не стояла для страны с такими просторами.  В статистике за 1996 год я обнаружил, что весь мусор США в течение следующей тысячи лет уместится на 1% от земель, пригодных для выпаса скота. Кроме того, даже это небольшое количество земли не будет потеряно. Как правило, свалки зарастают травой и там разбивают парки. Например, Freshkills Парк на месте бывшей свалки разбивают на Стейтен-Айленде. Теннисный турнир USA Open проводился на месте старой свалки, хотя она во времена своей работы и близко не выполняла сегодняшние экологические требования.

 

Несмотря на то, что города не хотят видеть рядом с собой свалки, сельские жители не так категоричны. Свалки для них дешевле, а масса свободного пространства и деревья вокруг поселений избавляет от неприятного вида и запаха отходов. Благодаря этому, сильного дефицита мест для свалок, пока не ощущается. Вторая беда - подорожание сырья, которое тоже не случилось, а значит переработка не стала выгодной.

 

Когда экономические выгоды оказались под вопросом, протогонисты переработки прибегли к экологическим аргументам. Ученые подсчитали в чем состоят экологические преимущества переработки и оказалось, что они не в том, что большинство ожидало.

 

Эти преимущества не касаются площади, занимаемой мусорным полигоном. Современные, хорошо оборудованные свалки наносят минимальный вред окружающей среде. Единственно, что там действительно плохо - это выделение мощного парникового газа метана. Однако операторы свалок придумали, как его извлекать и использовать для выработки электроэнергии. Непопулярные установки для сжигания мусора сейчас стали вполне экологичными, и "зеленые" страны Евросюза и Япония используют их также для выработки энергии.

 

Кроме того, система переработки не слишком экологична из-за необходимости автомобильных перевозок и грязного процесса рецикла. Со всей страны приходят жалобы на компостные кучи, источающие неприятный запах и кишащие крысами. Вслед за  Нью-Йорком компостировать пищевые отходы начал Делавэр. Несчастные люди, живущие рядом с этим предприятием, провели компанию по его закрытию и таки добились его закрытия. 

 

Экологические преимущества переработки в основном касаются сокращения использования нового сырья, а значит и средств на его добычу. Но добывающие отрасли не в восторге от этого. Ведь при том, что они итак нагружены "зелеными" требованиями, они будут вынуждены сокращать персонал.

 

По оценкам Агентства по защите окружающей среды США, более 90 процентов выгод от переработки дают бумага, картон и металлы, например, алюминий. Переработка одной тонны металла или бумаги экономит около трех тонн выбросов СО2, одна тонна пластика экономит чуть больше одной тонны СО2, тонна еды - меньше тонны СО2, а тонна стекла втрое меньше тонны СО2.

 

После того, как вы исключаете бумагу и металлы, общая годовая экономия выбросов СО2 в США на переработке пластика, стекла, продуктов питания, дворового мусора, текстиля, резины, кожи составит только две десятых одного процента углеродного следа США.

 

С точки зрения бизнеса переработка противоречит двум основным экономическим тенденциям. Первая - на протяжении веков стоимость рабочей силы растет, а стоимость сырья снижается. Именно поэтому мы можем позволить себе купить больше материальных благ, чем могли наши предки. В тоже время, переработка становится все более дорогим способом производства самых примитивных материалов. Вторая тенденция - это удорожание самого процесса сортировки, при том, что после рецикла получаются дешевые продукты.

 

Переработчики пытались улучшить экономику за счет автоматизации процесса сортировки, но это не помогло.

 

В Нью-Йорке себестоимость утилизации тонны мусора стоит сейчас на 300 долларов больше, чем захоронение этой же тонны на свалке. В год эта сумма составляет миллион долларов или половину бюджета городских парков. За эти деньги можно купить гораздо более эффективные способы борьбы с выбросами СО2. 

 

Что же делать сознательному, разумному человеку?

 

Было бы проще и эффективнее ввести мусорный налог, аналогичный налогу на выбросы углерода. 

 

Почему же так много государственных чиновников продолжают обещать, а не делать? Политики и чиновники пытаются угодить "зеленым" и при этом обратиться ко множеству избирателей. Мусор волнует всех. Он заставляет людей чувствовать себя хорошими. Навязываемая переработка становится религией.

 

Религии не нужны научные основания, люди следуют ритуалам добровольно. Но многие переработчики хотят сделать эти ритуалы обязательными для всех, а не только для своих последователей.  Сиэтл стал таким агрессивным, что получил иск от своих же жителей. Они утверждают, что инспекторы, заставляющие сортировать мусор, нарушают их конституционное право на неприкосновенность частной жизни.

 

Построение безотходного общества породит миллионы надсмотрщиков. Когда мэр обещал устранить мусор в Нью-Йорке, он сказал, что это "нелепо" и "старо" захоранивать мусор на полигонах. Мэр объявил переработку единственным вариантом для города.

 

Между тем, города свозили мусор на свалки в течение тысяч лет и это, по-прежнему, самый простой и дешевый способ избавляться от отходов.  Движение утилизации пробуксовывает и его выживание зависит от постоянных субсидий, пропаганды и полиции. Можно ли построить устойчивый город на неустойчивой стратегии?