Conapi – медовый кооператив. Самый большой в Италии и, скорее всего, в Европе. Conapi объединяет 234 члена, часть которых является ассоциированными членами. То есть собственно пчеловодов, входящих в состав кооператива, гораздо больше. Они разбросаны по всей Италии – кто-то живет на севере, кто-то - на юге, а кое-кто и на острове – в какой-нибудь глухой сицилийской деревеньке. Но все они делают «правильный» мёд (как говорят здесь – работают по единому протоколу), который приезжает сюда, на фабрику Conapi, что находится в часе езды от  Болоньи.

LookBio в гостях у Conapi

 

Суть кооператива проста как суть любого честного кооператива в мире: множество разрозненных маленьких фермеров становятся сильнее, объединившись в одну организацию, которая берет на себя тяжкую заботу о сбыте продукции, обеспечивает фермеров справедливой оплатой за их труд, защищает общие интересы. Здесь, под Болоньей, есть ещё один нюанс – Conapi защищает  интересы пчёл. Потому как интересы пчёл и интересы пчеловодов совпадают.

В местном небольшом музее мёда детям показывают, как устроена жизнь в улье

 

Вы когда-нибудь видели живого пчеловода? Если да, и пчеловод был настоящий, а не из тех, кто под видом мёда предлагает сахарный сироп с ароматом пчёл, идентичных натуральным, то вы знаете – любой пчеловод обожает своих пчёл. То же самое я увидела здесь, на фабрике Conapi. «Вы можете не любить мёд, но вы обязаны любить пчёл, так как 70% наших овощей не вырастут без опыления пчелами», - со страстью говорит Элизабетта Тедечи, специалист по коммуникациям кооператива Conapi. Элизабетта – пчеловод. Тут все пчеловоды – все 11 членов Совета директоров крупной компании с миллионными оборотами. Пчёлы, забота о сохранении их здоровья – эта идея послужила базисом для создания кооператива более 30 лет назад. И это то, что объединяет все 234 члена кооператива сегодня.

Медовый музей на территории кооператива Conapi

 

Здесь, на территории, даже построили небольшой музей. Вот – улей, где живёт пчелиная семья, которая сама строит свои соты. Рядом домик, куда приходят дети с экскурсией. Им рассказывают о том, как устроена пчелиная жизнь, показывают на экране, чем занимаются пчелы (в улье установлена вебкамера), а еще говорят, что мёд может быть органическим – показывают знак «евролист».

 

Conapi – кооператив, который объединяет пчеловодов, работающих по единому протоколу. Но среди пчеловодов есть и те, кто производит органический мёд. Их много, и мёда органического у Conapi тоже хватает. В среднем, фермеры, которые сертифицированы как органические, получают за свой мёд на 15% больше тех, кто делает обычный. В магазине цена тоже отличается, но уже в зависимости от вида мёда и торговой марки. Ведь здесь, на фабрике расфасовывают мёд для огромного числа торговых марок. Вот – на конвейере поехала баночка для шведской сети COOP. А на складах – огромное количество банок, маркированных для разных брендов. В Москве, абсолютно точно, продается один – органический мёд под маркой Alce Nero (эвкалиптовый особенно полюбила наш редактор красоты), который тоже фасуется здесь.

палеты с мёдом Alce Nero

 

Наверное, вам интересно узнать про то, как здесь фасуют? Ведь все мы слышали о том, что мед подогревают при фасовке, и при этом теряются лучшие потребительские свойства этого нектара жизни. В Conapi соблюдается строгое правило – только настоящий мёд, поэтому, если мёд кристаллизуется (а кристаллизуется абсолютно весь, кроме акациевого, каштанового и лесного, который даже не «miel” (мёд – итал.), а «mielato»), его перед фасовкой нагревают не выше 38-40 градусов. При таком нагреве мёд не теряет своих полезных свойств, так как менно эта температура, по словам Элизабетты, - температура тела пчелы. Чтобы подготовить, например, мед с подсолнечника для фасовки, канистры ставят в специальную теплую комнату не менее чем на сутки, так как этот мёд сильно кристаллизованный, и чтобы его «разогреть», нужно много времени.

резервуары для размешивания мёда

 

Этим временем и терпением как раз не располагают там, где делают дешевый промышленный мёд, который разогревают до 90 градусов, после чего он перестает быть мёдом, сохраняя сахара, но теряя пользу, вложенную в продукт пчёлами. Я была в этой «теплой» комнате Conapi – действительно, не выше сорока. Примерно так, а часто и жарче бывает в летний день где-нибудь под Неаполем.

 

Вот, на моих глазах, очередной пчеловод привез канистры со своей фермы. Он из Тосканы. И в канистрах органическая акация. Органические канистры помечены желтыми бумагами. Но в любом случае, каждая канистра содержит информацию о виде мёда и месте его происхождения. С каждой поступившей партии берется образец – и уходит на анализы и хранение. Мёд из разных регионов и с разных цветов, как правило, не смешивается. Органический с обычным, разумеется, тоже. Что характерно: этот фермер из Тосканы не платил за свою органическую сертификацию. Расходы на себя взял кооператив. И это – обычная практика. Conapi доверяет только двум итальянским органическим сертификаторам. Говорят, что сейчас органическая история слишком популярна, но не все сертификаторы хорошо разбираются в пчеловодстве, а кооператив за свою продукцию несет ответственность. Поэтому выбрали двух самых строгих и профессиональных сертификаторов – и только с ними работают. Дорожат репутацией.

 

- Органический мёд ведь полезнее? – пытаюсь я уговорить Элизабетту.

- Мы не располагаем научным подтверждением, - строго отвечает Элизабетта. Но мы абсолютно точно знаем, что при органическом пчеловодстве пчела себя лучше чувствует. Пчел не лечат антибиотиками, используя только натуральные лекарства, ментол, например. Вы же знаете, современные пчелы очень часто болеют? И без антибиотиков, конечно, у пчеловода больше риска потерять всю семью, зато благодаря натуральным методам лечения, иммунитет пчел значительно повышается. Настолько, что сейчас - и мы это точно знаем - большое количество наших обычных, несертифицированных пчеловодов, тоже уходят от антибиотиков и используют для лечения пчел натуральные лекарства.

 

Вы можете не любить мёд, но вы обязаны любить пчёл, так как 70% наших овощей не вырастут без опыления пчелами!

- Ну а в чем еще отличие органических пчел от обычных? – не унимаюсь я.

- Месторасположение – подальше от транспорта, фабрик, источников загрязнения, чтобы обеспечить полную чистоту нектара.

- А я еще слышала о каких-то особых вощинах, которые используются в ульях?

- Да, это очень важная деталь – в органическом пчеловодстве должны быть вощины, произведенные пчелами из собственного органического воска.

Фабрика Conapi обладает всеми современными технологическими возможностями, которые непосильны отдельным фермерам

 

О трудностях с органической вощиной я слышала в Москве – те, кто хотят сделать российский мед, сертифицированный как органик по европейскому стандарту, сейчас должны импортировать такие вощины из Европы – ведь своих-то просто нет, и это, конечно, сильно осложняет ситуацию.

 

Склады готовой продукции - мечта любого Винни Пуха

 

Ну а здесь, в самом крупном итальянском медовом кооперативе, похоже, таких нелепых проблем нет. Пчеловод должен соблюсти протокол, главный смысл которого в уважительном обхождении с пчелами, привезти свой мёд – и получить справедливую оплату. Обо всем остальном позаботится кооператив. Конечно, пчеловод внесет свой годовой членский взнос, но всё равно останется в большой выгоде, ведь кооператив обязан выкупить весь медовый «урожай» пчеловода по справедливой цене – вне зависимости от того, выгодно это кооперативу или нет.

 

Разработка инновационной упаковки, маркетинговые программы - поле действия кооператива огромно

 

Дальше кооператив уже должен «жужжать» сам. И Conapi «жужжит» - вот оригинальная биоразлагаемая бумажная упаковка для мёда. Вот – одноразовые саше с 6 граммами мёда, очень востребованные гостиницами. Вот – сбыт во все европейские, и не только европейские страны. Вот – высочайшее качество и репутация. И вот ещё: на прощанье Элизабетта дала мне патетик с семенами для цветов, которые просто можно бросить где-то в городе, и они вырастут. А потом туда прилетят пчёлы. И жизнь будет продолжаться. Потому что мы можем не любить мёд, но любить пчёл мы обязаны.