Основатель кооператива органических сельхозпроизводителей Западной Греции Bio Net West Hellas, один из первых органик-фермеров Греции, лицо с коробки с апельсинами и просто душа местного сообщества биофермеров Герасимос Карантинос​ рассказал главреду Look.Bio Татьяне Лебедевой о состоянии и развитии органического сельхозпроизводства в стране, в которой уже не первый год бушует серьезный экономический кризис.

Татьяна Лебедева, Look.Bio (ТЛ): Расскажите, пожалуйста, как именно, на какой административной основе такие органические сельхозпроизводители как Вы объединяются в союзы? И какова форма таких объединений?

 

Герасимос Карантинос, Bio Net West Hellas (ГК): Я и мои друзья, хозяйства которых вы посещали, входим в один кооператив биопроизводителей.  Нас очень много. Во всей Греции существует много кооперативов-производителей органической продукции. Один из этих кооперативов находится здесь и он включает в себя три области Западной Греции. А также есть еще два кооператива в Македонии. Отдельный кооператив – на Крите. Еще один – в Центральной Греции. И все эти кооперативы составляют Союз сельскохозяйственных кооперативов под названием Hellas Bio Net. Здесь, в Западной Греции наш кооператив называется Bio Net West Hellas.

 

ТЛ: Сколько лет вам понадобилось на то, чтобы объединиться с другими органик-производителями?

 

ГК: Наш кооператив – один из первых. Мы начали свою деятельность около 20 лет назад. Другие – позже. Какие-то кооперативы были созданы 12 лет назад, другие – 5 лет назад. И вот уже четыре года, как все эти кооперативы, созданные по территориальному принципу, объединились в общий Союз.

 

ТЛ: Насколько сложно было объединиться, ведь у всех свои интересы и каждый хочет быть главным?

 

ГК: Трудности существуют (смеется), но мы смогли это преодолеть.

 

ТЛ: И все же… Каковы три самые главные проблемы, которые вам пришлось преодолеть в процессе объединения?

 

ГК: Первая и самая главная – в том, чтобы убедить людей,  что объединение пойдет им на пользу и будет для них выгодно в финансовом плане. Второе – это бюрократическая волокита. И третий вопрос – это найти устраивающее всех решение по финансированию этого союза и общей деятельности.

 

ТЛ: И как же финансируется  ваш кооператив? Как это устроено?

 

ГК: Каждый производитель привозит в кооператив свою продукцию. Кооператив ее обрабатывает, перерабатывает, упаковывает  - и мы продаем ее, в основном, в страны Западной Европы. С того дохода, который поступает от продажи, мы отнимаем производственные затраты, удерживаем процент на административную деятельность кооператива, а также деньги, необходимые для будущих инвестиций, а остальное идет производителям.

 

ТЛ: Эта система требует высокого доверия со стороны участников кооператива. Как заслужить такое доверие?

 

ГК: Это доверие можно заслужить лишь действиями, когда производитель в результате видит, что быть в кооперативе ему выгодно.

 

ТЛ: А это действительно выгоднее производителю?

 

ГК: Если кооператив построен верным образом, то да.  А если нет, то тогда происходят кражи общественных средств. В целом по всей Греции кооперативная система не очень развита, как раз по этой причине – кооперативы не смогли завоевать доверие производителей. Наш кооператив в Западной Греции – один из удачных примеров – мы существуем для пользы наших членов.

 

ТЛ: Можно ли сказать, что органика – дело вашей жизни?

 

ГК: Без сомнения.

 

ТЛ: Тогда вы знаете ответ на вопрос, что такое органика.

 

ГК: Органическое производство – это стиль жизни, философия для меня. С одной стороны ты улучшаешь самого себя, а с другой стороны – делаешь все, чтобы появилось больше людей нового типа, которые заботятся не только о себе, но и об окружающей среде. Органический способ выращивания овощей и фруктов – совершенно другой. И каждый человек, который начинает здесь работать, обретает определенное сознание того, что он может получить прибыль, защищая окружающую среду и защищая человека, своего ближнего, от зла, которым являются химические добавки. Я могу привести пример: когда производитель идет удобрять свои плантации, свои рощи пестицидами, а потом полученную продукцию несет на рынок, он осознанно или нет, но постепенно убивает человека. Продвигая органический способ производства, мы пытаемся поменять мировоззрение, стиль мышления.

 

когда производитель идет удобрять свои плантации, свои рощи пестицидами, а потом полученную продукцию несет на рынок, он осознанно или нет, но постепенно убивает человека.

ТЛ: Вы часто сталкиваетесь с утверждениями типа «органика – это маркетинг» и «органика не способна прокормить растущее человечество»?

 

ГК: Это неправда! (меняется в лице) Начнем со второго пункта: органическое сельское хозяйство не уменьшает производство, как происходит в случае с индустриальным сельским хозяйством, где земля просто приходит в негодность. Если грамотно заниматься органическим хозяйством, из года в год площади сохраняются – я могу подтвердить это, как человек, который занимается выращиванием био уже 20 лет. Органическое производство просто не подразумевает того, что мы бросаем негодную землю и идем на другую. По поводу маркетинга - тоже не верно, так как в странах, где органическое производство увеличивается, люди начинают заниматься этим не потому, что увидели рекламу, а потому что это их осознанное желание.

 

ТЛ: Насколько важна органическая сертификация лично вам, практику органик-производства?

 

ГК: Сертификат обязателен. Особенно для тех, кто только начинает входить в эту отрасль. Он важен и для того, чтобы невозможно было как-то обмануть покупателя или схитрить.

 

ТЛ: Я заметила, что на тех органических продуктах, что я видела в Греции, помимо знака «евролист», стоит множество других значков биосертификатов. Расскажите про греческую систему органик-сертификации.

 

ГК: Национальной системы сертификации у нас нет, но при этом в Греции действуют 12 сертифицирующих организаций, которые работают на основании общеевропейских стандартов. В Германии, к примеру, существуют не только общеевропейские стандарты сертификации, но и три компании-сертификатора, которые действуют по собственным национальным стандартам, кстати, более строгим, чем принятый общеевропейский.

 

ТЛ: Эти 12 сертифицирующих организаций, работающих в Греции и раздающих разные знаки сертификации, они взаимно признают друг друга?

 

ГК: Над этими сертифицирующими компаниями существует государственная компания-аккредитатор, которая вправе выдать или отозвать лицензию у органа по сертификации.

 

ТЛ: И все же… Один фермер, выращивающий апельсины, сертифицирован, скажем, компанией A. Другой – компанией B. Оба они привозят свои апельсины на упаковочную фабрику, которая сертифицирована как переработчик органических фруктов компанией  C. Между этими сертификатами нет споров, какой из них «больше био» чем другой?

 

ГК: Каждый апельсин приезжает со своим сертификатом. Сертификаты взаимно признают друг друга. Но уезжают апельсины с тем сертификатом, который ему присваивают на упаковочной фабрике. Присвоенный апельсинам номер сертификата признается не только во всей Греции, но и во всей Европе (не стоит забывать, что органик-сертификат это не просто значок, но и обязательно (!) номер – код оператора – под значком, об этом не знают те, кто лепит себе сертификаты просто так, что становится модным в России – прим. ред.)

 

ТЛ: Насколько важна роль Греции как государства и отдельно - Евросоюза для становления и роста греческого рынка органики?

 

ГК: Евросоюз очень сильно поддерживает производителей, занимающихся органическим производством. Параллельно организует программы продвижения органической продукции в разных странах – таким образом ЕС способствует росту рынка и, соответственно, продаж. Национальные греческие власти приносят нам больше проблем, чем помощи.

 

ТЛ: У нас тоже. Но все же, если в процентном выражении, каков вклад Евросоюза в рост органического производства в Греции?

 

ГК: Не только в Греции, но и в других странах, продвижение органической продукции произошло практически на 100% за последние годы, благодаря поддержке Евросоюза. В Германии рост органик-рынка начался значительно раньше, чем Евросоюз занялся поддержкой органического производства. А в Греции, до начала специальных программ Евросоюза, было от силы 30-50 органик-производителей, а сейчас только в нашем кооперативе Западной Греции числится 1200 членов, помимо этого существует около 500 органик-производителей, которые не входят в наш кооператив. На последних выборах руководства кооператива приняло участие 750 человек.

 

ТЛ: Что бы вы могли пожелать российским органикам, которых сейчас очень-очень мало, примерно столько же, сколько вас было 20 лет назад? Как им объединиться, чтобы вместе развивать органику?

 

ГК: Потребуется очень много усилий, но это стоит того. Это большая радость! Это что-то фантастическое - наблюдать за тем, как расширяется и распространяется органический способ производства на твоей земле!