Выставка Продэкспо – крупнейшая продовольственная в России. Таксисты в три ряда, пообедать – очередь,  и даже в дверях народ пихается. Вся страна в эти дни в Экспоцентре. Представим Марью Эрнестовну из под Нижнего Новгорода, которая подумывала про модное эко-био и решила заглянуть в «ЭкоБиоСалон», обозначенный в каталоге выставки. Что там Марья Эрнестовна увидит? Гринвошинг. Давайте уже называть вещи своими именами. Все эти «экофермеры» с сушеными фруктами и стартапы с льняными 100% органик-крекерами – это гринвошинг, ведь при всей любви к «зожным» продуктам те слова «эко», «био», «органик», что они пишут на упаковках, не имеют под собой никакого подтверждения.

 

Марья Эрнестовна, конечно, не в курсе, что такое подтверждение необходимо, может, она уже давно мечтает о льняных крекерах, что, в принципе, неплохо. Плохо то, что Марья Эрнестовна привезет этот гринвошинг к себе в Нижний – и будет убеждать своих покупателей, что вот это оно и есть  - эко/био.

Пусть растут все цветы: веган, ЗОЖ, спортивное питание, льняные крекеры и, конечно, органические продукты, но не надо их кидать в один шейкер, взбалтывая до однородной массы и подавая нам коктейль в виде эко/био салона. Называйте всё своими именами: продукты для здорового питания, новые сладости, веган, делайте ещё более четкое разделение. Не разрешайте, в конце концов, гринвошингу стоять рядом с настоящими экопродуктами, с сертификатом – ведь это же обесценивает всё! Пусть их будет пятеро – органических производителей, но очертите их лентой DO NOT CROSS – пусть это будет территорией, свободной от гринвошинга. Это будет честно. Тогда Марья Эрнестовна, возможно, вынесет из поездки в столицу ценное понимание, что эко/био это не три веселых буквы, а продукты, соответствующие определенным стандартам.

 

Вы можете возразить, что выставка есть отражение отрасли (слова моей умной подруги), но отрасль уже вырастает из рецепта «смешать весь ЗОЖ с мёдом, колбасой из лося и веганскими снэками, чтобы получить на выходе эко/био», и хотелось бы, чтобы на главной продовольственной выставке страны это как-то было отражено.

 

Подтверждением тому, что отрасль вырастает из-под лоскутного покрывала эко-шмеко явилась пленарная сессия по проблемам входа органических продуктов в ритейл, прошедшая 7 февраля. Мероприятие и особенно его финал оказалось живым, откровенным, проблематичным и даже захватывающим. В зале было много людей и поговаривают, что среди них были представители «Ашана» и «Глобус Гурме», которые предпочли остатся инкогнито,  но наверняка вынесли для себя какую-то стоящую информацию.

 

В «президиуме» сидели Максим Огладков, «Углече поле. Органик-маркет», Елена Воронцова, «Азбука вкуса», Павел Абрамов, «Черный хлеб», Илья Калеткин, ГК "Аривера", Евгений Шкляров, «Биостория». Дискуссию модерировал Иван Гараев, Институт органического сельского хозяйства, а открывал и закрывал сессию небольшим спичем Олег Мироненко, исполнительный директор Национального органического союза. Мы не будем пересказывать вам мероприятие, а выберем буквально небольшие кусочки, цитаты выступавших (из президиума и с мест), чтобы вы поймали дух и атмосферу мероприятия.

 

Максим Огладков (на вопрос о том, по каким ценам органические продукты продаются в региональных магазинах компании):

В Ярославле открыли фирменный магазин, и он достаточно успешен.
Мы не самоубийцы, и в Ярославле цены в наших магазинах ниже чем в Москве. Ориентируемся по полке. Литр молока «Углече поле» в Москве стоит 120-135 р., в Ярославле - 90-100р.

 

Евгений Шкляров, Биостория:

В Биостории средний чек упал, покупателей отбирают «Азбука вкуса» и «Вкусвилл». Заявляя о том, что они продают натуральные здоровые продукты, «Вкусвилл» работает на нашем поле, предлагая продукты, произведенные на тех же самых промышленных предприятиях, что и все остальные, да, они могут не добавлять фосфатов, но на этом все.


Наталья Святова, Тульский зверобой:

«Вкусвилл» обманывает людей, которые думают, что это настоящие здоровые продукты для их детей. Уровень знания потребителей об органических продуктах стремится к нулю. НОС (Национальный органический союз) должен заниматься этим – информированием потребителя.

Илья Калеткин, Аривера:

Штраф в странах Евросоюза за неправомерное использование слов эко, био, органик - годовой оборот компании. Конечно, у них нет фальсификаций! А у нас, даже если в ближайшее время примут закон об органическом производстве в том виде, что он есть сейчас, ничего не изменится.

 

Евгений Шкляров:


Огромный спрос на биояйца - люди готовы брать яца по 250р. за десяток, но их нет. Спрос на органик-молоко и мясо очень высокий. Люди готовы переплачивать. Потребность есть, не хватает продуктов!

Максим Кочан, «Агрост» (вопрос в "президиум"):

Вы назвали цифры: российская органика на 30% дороже обычных продуктов, а импортная - на 200%. Это действительно так? И почему? И есть ли данные, как потребитель реагирует на органические продукты, переключается ли с них на обычные при появлении замены дешевле?

Максим Огладков (в ответ Максиму Кочану):

Российская органика на 20-30% дороже обычных продуктов, а импортная - на 200-250%. Таков рынок.

 

Это как в басне «Лиса и виноград»: в наших магазинах мы не фиксировали момента, что, попробовав наш продукт, покупатель переключается на другой, если нет каких-то серьезных экономических проблем, как было в 14-м году. Вкус наших продуктов значит очень многое.

Елена Воронцова, Азбука вкуса (в ответ Максиму Кочану):

По нашим данным, покупатель переключается на продукт дешевле, когда тот появляется.

Илья Калеткин – Елене Воронцовой:

Что такое фермерский продукт? Как вы его определяете? Давайте заканчивать в этой профанацией. Давайте сделаем стандарт «фермерский продукт» , наполним его чем-то, чтобы понимать о чем идет речь, и тогда будем говорить о фермерских продуктах.

Евгений Шкляров:

Российский покупатель верит значку органик на российской продукции так же как и на импортной. Я имею в виду евролисток.

Елена Воронцова (в ответ на вопрос LookBio):

В «Азбуке вкуса» мы не выделяем продукты как органические, если они сертифицированы по ГОСТу.

Татьяна Чемезова, Альянс качества и безопасности:

Мы тоже выступаем за качественные продукты. Давайте объединяться, работать с органолептикой – люди вообще уже не понимают какой должна быть на вкус нормальная еда. И вообще, почему вы убеждаете «Азбуку вкуса» - члена Национального органического союза – организовать органическую полку?
 

Светлана Березовская, Наука Плюс

Светлана Березовская, кубанский производитель органического риса:

Помогите мне продать 200 тонн органического риса. Как это сделать? Мы сами умеем вырастить, но не можем продать.

 

Александр Коченов, Амра, кооператив экофермеров Абхазии:

Необходимо кооперироваться, распространять органическую бациллу. Логистику оптимизировать. Сегодня фермер не может быть просто фермером, надо уметь заниматься бизнесом.
 

 

Анатолий Накаряков, Савинская Нива:

Произвести органический продукт не сложно, но этого недостаточно. Переработка, упаковка – все это очень сложно и затратно из-за длинного логистического плеча. Кооперация сложна из-за удаленности фермеров друг от друга.


Иван Гараев, Институт органического сельского хозяйства:

Будущее за органической полкой в сетях или специализированными магазинами?

 

Евгений Шкляров:

Будущее за органикой.

 

***

Было бы несправедливым не отметить органических производителей, выставившихся в рамках ЭкоБиоСалона: Fleur Alpine, Горчичная поляна, Черный Хлеб, Био-хутор, Экоферма Васильки, Органический рис хозяйства Светланы Березовской, дистрибьютеры некоторых органических брендов - да, они там тоже были, но общее впечатление всё равно одно - коктейль из трудноразличимых ингредиентов.