Что было сделано за пять лет? Чего добились члены организации - все вместе и каждый по отдельности? Не жалеют ли, что в свое время вступили на органические рельсы? И ждать ли нам скорейшего органического будущего?

 

На эти и другие вопросы журналистов ответили ключевые фигуры Национального органического союза (НОС): 

 

  • Сергей Бачин, председатель совета директоров ГК «АГРАНТА»
  • Штефан Дюрр, президент холдинга «ЭкоНива» 
  • Илья Калеткин, председатель совета директоров группы компаний «Аривера»
  • Максим Качан, председатель совета директоров «АгроРост»
  • Олег Мироненко, исполнительный директор НОС
  • Владимир Садовин, генеральный директор «Азбука Вкуса»

 

 

Главный вопрос, разумеется, что удалось сделать НОСу за эти пять лет. Отвечая на него, Максим Качан, в первую очередь, отметил законотворческую деятельность. За эти пять лет в России было принято три органических ГОСТа, а закон об органическом производстве находится в Госдуме (сейчас идет обсуждение законопроекта перед вторым чтением). Важно, что за это время члены Союза смогли выработать согласованную единую стратегию для взаимодействия с органами государственной власти.

 

Лоббизм, популяризаторство органики - по этим направлениям НОСу удалось сделать немало, но все же ожидания были большими, отметил Максим Качан. Почему же? Причин несколько: выключенность России из мирового контекста, а органика - это не только глобальный тренд, но и международных рынок продуктов, знаний, технологий и ноу-хау. "Органика - это инновационный сектор, это новые технологии, которых у нас, к сожалению, нет", - подчеркнул эксперт. Также подвела и макроэкономическая политика, которая реально снизила доходы граждан, средний класс размывается, а именно он и есть первый покупатель органических продуктов.

 

О ценах на органические продукты и их покупателях много говорил  генеральный директор "Азбуки Вкуса" Владимир Садовин. Сегодня органик составляет 2% от оборота сети супермаркетов, покупатели дают хорошую обратную реакцию на эти продукты, и спрос на эко/био/органик растет. По мнению г-на Садовина, растущий потребительский спрос - это большая сила, и будущее - за органическими продуктами.

 

 

Органика - это будущее

 

С этим утверждением были согласны все выступающие. Оно подтверждается и цифрами роста органического сектора по всему миру. По прогнозам Grand View Research, глобальный органик-рынок продолжит свой рост со скоростью 15-16% в год и в 2018-2020 гг. И если по цифрам продаж биопродуктов Соединенные Штаты впереди планеты всей, то по доли ораник-продуктов на душу населения лидирует Швейцария (274 евро/год/чел), Дания (227 евро/год/чел), Швеция (197 евро/год/чел). 

 

В подобных статистических таблицах место России пока что далеко внизу, за пределами статистической погрешности, зато по количеству сертифицированных земель Россия уже сегодня занимает 14-е место в мире. Можно улыбнуться, что мы всегда берем объемами и широтой, но исполнительный директор НОСа Олег Мироненко считает, что цифра в  10% от всего рынка еды в ближайшем десятилетии российским органикам по силам.

 

А что в настоящем?

 

В настоящем законопроект об органическом производстве находится в Госдуме. Каким он будет после второго и третьего чтения, точно не знает никто. С тем, что проект неидеален (LookBio объяснял почему), согласны в той или иной мере все, но далее мнения членов НОСа расходятся. "Капитан" Союза, так его назвал Штефан Дюрр, Сергей Бачин уверен, что "любой закон лучше, чем отсутствие закона" - ведь надо от чего-то отталкиваться и чиновники начинают принимать органических производителей всерьез только, если есть закон. Владимир Садовин говорит, что для розницы закон - это легализация, которая позволит ритейлу бороться с псевдоорганикой. Основатель ГК "Аривера" Илья Калеткин считает, что текст закона первого чтения довольно сырой и предпринимает неустанные попытки донести до депутатов важность и необходимость поправок, а президент холдинга "ЭкоНива" Штефан Дюрр уверен: "лучше никакого закона, чем плохой". Г-н Дюрр поясняет, что в Германии отрасль встала на ноги благодаря отраслевым союзам (Bioland, Naturland) - и только после этого в Германии в 1993 году был принят закон. Если отрасль еще не встала на ноги,  плохой закон может подрубить ее в самом начале. Президент "ЭкоНивы" уверен, что производители сами, в рамках НОСа, могут создать свой знак и взрастить к нему доверие среди потребителей. "Я не против закона, - уточнил свою позицию Дюрр, - я против того, чтобы закон принимался ради закона".

 

Демократия, различие мнений среди членов Национального органического союза и, вместе с тем, единая стратегия действий, возможно, самый интересный момент пресс-конференции. Он показал, что Союз - живая общественная организация, способная к объединению договороспособных людей разных взглядов. Не секрет, что обилие общественных органических организаций, конфликтующих друг с другом на мизерном пятачке органической отрасли, немало веселило чиновников Минсельхоза. Необходимость объединения органических производителей для развития отрасли назрела давно, и, кажется, НОС и его исполнительный директор Олег Мироненко постепенно справляются с этой задачей. Но все же сильное общественное объединение - это только полдела.

А сертификатор кто?

Доверие в органике очень важно, но по опыту развитых органических рынков, мы видим, что доверие базируется на устойчивой системе, где сертификаторы органики проходят строжайшие процедуры аккредитации и постоянно находятся под жестким контролем общества и государства. Есть ли у НОСа конкретные идеи того, как организовать систему контроля за органик-сертификацией в России? - таков был главный вопрос Look.Bio  на пресс-конференции. 

 

Сергей Бачин отметил, что вопрос этот действительно важен и предложил использовать НОС в качестве общественного инструмента контроля за сертификаторами:

 

"Появляются сертификаторы как грибы после дождя. Никто их не видел никогда, люди даже не знают, что такое органика и начинают штампики лепить... Определенный негативный пиар липовым сертификаторам мы в лице Национального органического союза обеспечим. Но здесь очень важно, чтобы уважающие себя торговые сети относились к этому честно: органические продукты - значит действительно органические, и присоединились к нам в этом начинании". Несмотря на то, что, на сегодняшний день, многие сети никак не реагируют на гринвошинг и ставят его на одну полку с настоящими органическими продуктами, Сергей Бачин считает, что НОС сможет вовлечь ритейл в борьбу с псевдоорганикой и псевдосертификацией.

 

Максим Качан считает, что на уровне закона должны быть заложены такие требования к сертификаторам, которые не позволят людям, не имеющим никакого отношения к рынку, ставить "просто какие-то штампики", но проблема серьезная, надо думать, искать механизмы. 

 

Что делать с эко/био/органик?

 

ГОСТ ввел единственный термин "органический продукт", при этом термины "эко", "био" и даже "органик" остаются свободными. И это прекрасное поле для гринвошинга, который уже процветает. Есть ли у НОСа планы "вписать" эти термины в законодательную базу? - еще один вопрос Look.Bio, на который мы получили несколько вариантов ответов:

 

 

Сергей Бачин:

 

Термины эко/био/органик эквиваленты только в Европе, но не в США. И это надо иметь в виду. Это вопрос будущего все-таки. "Сначала надо иметь закон, хоть что-то защищенное, а дальше какой-то дискурс должен быть в нашем сообществе, присоединять термины "эко", "био" или нет, ведь если вы посмотрите на полки, вы увидите огромное количество подобных продуктов, и это часто торговые марки". Мы можем столкнуться с колоссальным лобби со стороны этих компаний, "мне трудно спрогнозировать, но, мне кажется, что начинать войну, не договорившись в профессиональном сообществе и сообществе производителей, это не совсем корректно". 

 

 

Олег Мироненко:

 

"Я думаю, что эта ситуация будет откорректирована, когда мы начнем говорить с Европой о взаимном признании органических стандартов... Думаю, что тогда мы поднимем вопрос эквивалентности слов. До этого момента мы не сможем этого сделать именно сейчас".

 

 

Илья Калеткин:

 

"Я согласен с тем, что, если мы будем иметь защищенным только одно понятие "органический продукт", у потребителя это может вызвать путаницу в умах. И географически и понятийно мы ближе к Европе, чем к США. И когда я говорил о том, что текст закона об органическом производстве сырой, я, в том числе, имел в виду как раз незащищенность слов "био" и "эко". Я знаю, что одна из поправок, подготовленных депутатами, как раз этого касается, я понимаю, что ей будет сложно пройти, как раз по причине, о которой сказал Сергей Бачин, лобби колоссальное со стороны производителей и молочных продуктов (слово "био"). Но, с моей точки зрения, эта битва необходима".

 

 

Экспорт или внутреннее потребление?

 

Отвечая на вопрос журналиста из Воронежа, что может стать драйвером развития органического рынка России, Штефан Дюрр был уверен на 100%: только внутренний рынок. И дело даже не в том, что все выступающие занимаются развитием именного внутреннего рынка органики, а в том, что экспорт - тоже штука зыбкая. Кроме того, г-н Дюрр уверен, что российский потребитель серьезнее нацелен на экопродукт, чем тот же немец, и готов тратить на экопродукт больше. Владимир Садовин предостерег: "не надо думать, что внутренний рынок готов купить по любой цене. В моем понимании два пути должно быть: и внутренний рынок и экспорт, который может удешевить затраты на производство и переработку". 

 

 

 

В конце пресс-конференции производителям-членам НОС задали вопрос, начали ли они бы заниматься органикой, если бы знали насколько это сложно. "Безусловно, да!" - ответили все. "Особенно с теперешними знаниями и тогдашними деньгами", - иронично уточнил Илья Калеткин. 

 

На этой фразе хорошо бы закончить репортаж о пятилетии НОСа. Знаний и информации об органике за эту пятилетку значительно прибавилось. Пришла пора строить настоящий рынок.